Контакты
О себе
Фото
Видео
Видео
Лечение
Сила камня
Фитотерапия
Публикации
Книги
Стихи
Бальзам

Богу – Богово, а человеку...

 Из книги
 «Азбука здоровья»
 предыдущая
 часть
следующая 
часть 

Нам с малых лет внушают, что мы – творцы своей судьбы, что счастье в наших руках. И вот нам уже кажется, мы даже уверены в том, что это мы сами выбираем себе "свой" жизненный путь, мы выбираем себе профессию. И потом, порою весьма долго, пребываем в этом заблуждении, пока однажды вдруг мы не оставляем нашу до сего мгновения любимую профессию, несмотря на все достигнутое в ней и столь щедро сулимое ею в ближайшем будущем; оставляем и сходим с этой широкой и (без. малейшей иронии) счастливой дороги на узенькую горную тропку, а то и чертов мост, где нас ждут полная неизвестность, тяжкие труды и скорби.

Это тяжелейшие, трагичнейшие, но и важнейшие минуты нашей жизни, минуты прозрения. "Человек предполагает, а Бог располагает" – не только и не всего лишь мудрое изречение, а, быть может, единственно доступная человеку Истина, Тайна Тайн, суть которой в том, что если человек не по своей воле приходит в этот мир и не по своей воле его покидает, то и все, вершимое им в этом промежутке, творится не по его человеческой воле, а по воле Того Единственного, кто знает, что есть все и для чего, и кто Сам есть все. Не наша, а Его воля! И этой воли никто из нас ослушаться не может.

Школа, золотая медаль, химико-технологический институт, кандидатская диссертация, была бы и докторская, но...

Многие полагают, что призвание – это нечто сочиненное, поэтическое, исключительно приятное, радостное, праздничное, престижное и доходное, это счастье. О, им бы это счастье – хоть на три дня! Даже на один, но на тот самый, который осенен вдохновением! Тогда они, созерцатели, поняли бы, что творческие муки – это истинно душевные и физические мучения, а не слова.

Призвание – труд не по собственному выбору, а служение по призыву. Служить днем, ночью, всегда. Служить Тому, Кто есть все.

Обычно призвание связывается с поэтами, музыкантами, художниками. Людмила Ким изначально, по восприятию мира и отношению к его явлениям – поэт. Но ее призвание – исцелять.

Все есть Бог.

И даже самый талантливый, даже великий человек сам по себе – ничто. Пустота. Без формы и содержания. Ибо вот его не было, но вот он есть; вот он есть, и вот его нет: это Бог творит нас, и это Он одним дает талант, другим – нет.

Все есть Бог.

Являет Он нам свое непостижимое величие через природу, людей; и одни из нас невольно преклоняются перед другими: поклоняются, молят о помощи, уповают. Иные из смертных быстро привыкают быть кумирами и "богами", забывая о том, кому они обязаны всем.

Людмила Ким не из их числа. Она ни на мгновение не забывает о своем Творце, о вечном Творце всего на Земле, самой Земли и всего вне ее. Для Людмилы Ким Он – заповедный источник сил, утешения, помощи, знаний. Самый Главный Учитель. Самый Главный Врач. И всякого, кто приходит за помощью к ней, Людмила Ким обращает к Нему. В первую очередь – Он, а уж затем она.

Пред Господом Богом я грешен
(И кто же не грешен пред Ним?)
Но тем я хоть мало утешен,
Что брат я всем братьям моим.
Что слезы мне все симпатичны,
Что с плачущим плачу и я,
Что в сердце есть отзыв привычный
На каждую скорбь бытия.

Как ни люблю я Петра Андреевича Вяземского, но считаю, что для него "отзыв привычный на каждую скорбь бытия" был больше теорией, а вот для Людмилы Ким это – сама ее жизнь. Сейчас много говорится о милосердии и сострадании. И многими только говорится... Людмила Ким делает. Не всегда с улыбкой, иногда – через силу, но делает. Потому что по себе знает, что такое отчаяние человека, ищущего спасителя для себя или своих близких, самых дорогих, единственных. Грех отчаяния... Знает. Сколько дорог она исходила! Сколько мук и обид претерпела! Сколько разочарования в тех, к кому стремилась, как к последней надежде! Теперь она сама – чья-то последняя надежда. И скольким она вернула вкус к жизни и даже саму жизнь! Все – другим... Это радует, не может не радовать. Исключительность смягчает даже очень большое горе. Но только смягчает.

О, как эта маленькая уже не очень-то молодая женщина устала ждать мгновения чуда для себя... Горе. Огромное горе не умаляет целительного дара Людмилы Ким, а скорее вызывает доверие. Нет ничего такого самого хорошего, в чем не было бы ничего плохого; и нет ничего такого самого плохого, в чем не было бы ничего хорошего.

Собственное горе не дает и никогда не даст Людмиле Ким забыться, зазнаться, перестать сочувствовать горю ближнего.

И она служит. Последняя надежда...

Но не всем она смогла помочь. Не всем сможет. И есть среди несчастных те, которые от обиды или отчаяния распространяют всякие порочащие слухи о ней. Людмила и им сострадает. Страдает и от того, что не смогла помочь. Да и не сможет. Она этого не скрывает. Она всего лишь человек, Его избранница, призванная Им.

Эмиль Котлярский

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru